Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Оркестровый Троицк (Челябинской области) Суббота, 18.11.2017, 18:21
Приветствую Вас Гость | RSS
 
 Город Троицк
 
 
 
 
 
Город Троицк - один из старейших и красивейших городов Челябинской области. 

Он расположен на юго-востоке Челябинской области в живописном месте слияния рек Уй и Увелька. Троицк был основан в 1743 году как пограничная крепость по прямому указанию царицы Елизаветы бригадным генералом И.И. Неплюевым как головная крепость Уйской оборонительной линии для защиты от набегов киргиз-кайсацких племен. Троицк со временем из военного поселения превращается в мирный городок, став одним из российских центров меновой и ярмарочной торговли. Более 150 лет в Троицке процветала меновая торговля с Казахстаном, Бухарой, Хивой и Ташкентом, Индией и Китаем. Торговые караваны привозили сюда ковры, меха, ткани, восточные сладости и другие товары, увозили хлеб, изделия демидовских и других металлургических заводов. Затем торговля перемещается в центр города со строительством гостиного двора, торговых домов, гостиницей и общественных зданий, которые коренным образом меняют облик города. Город становится жемчужиной архитектуры на Южном Урале. В мае 1774 года крепость становится ареной Пугачевского восста­ния, была штурмом взята Пугачевым. В крепости Пугачев не остался, а расположился в полутора верстах от города на горе, которая носит сейчас его имя.
Троицкая крепость становится уездным городом по указу Екатерины II с 1784 года и относится к Уфимскому наместничеству. С 1804 года город в составе Оренбургской губернии.
Постепенно Троицк становится культурным центром Южного Урала. В этот период в городе бурно развивалось строительство. Строились особняки, склады, перерабатывающие предприятия. Купеческие особняки и магазины возводились с большим размахом по проектам архитекторов из Москвы и Санкт-Петербурга. Они и поныне украшают город, придают ему своеобразный неповторимый колорит. Троицк по праву можно назвать музеем под открытым небом - настолько своеобразен его облик. Открываются церковно-приходские, начальные школы, уездное, приходское, женское училища, училище для киргизских детей. За свою историю Троицк не раз становился местом ожесточенных социальных столкновений. Это и период крестьянской войны 1773-1775 гг., и годы гражданской войны XX века, город неоднократно переходил к сторонникам то белого, то красного движения.
Купеческий город Троицк поражает своих гостей изысканностью старины, памятниками архитектуры и зодчества, в городе насчитывается 948 исторически ценных объектов - пять из них являются памятниками архитектуры федерального значения: Троицк входит в Союз малых городов России.

Сохранились памятники архитектуры XVIII—XIX вв., в том числе гостиные ряды, Собор Святой Троицы, пассаж братьев Яушевых, гостиница Башкирова, торговые ряды и дача братьев Яушевых, церкви и мечети, торговые дома, купеческие особняки. Здесь можно увидеть различные жанры русского зодчества. В городе находится мемориальный комплекс в память погибших троичан в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Заканчивается благоустройство сквера воинам-интернационалистам.
Самым большим богатством города являются люди, населяющие его. Сегодня в городе проживают 85 тысяч человек различных национальностей. Это своеобразный центр взаимообогащения культур русского, башкирского, татарского и казахского народов. На протяжении всей своей истории троичанам удалось сохранить богатые культурные традиции и высокий интеллектуальный потенциал. В настоящие общенародные праздники превращаются фестивали «Играй, гармонь!», фестивали художественной самодеятельности, дни города и дни национальных культур. Дома культуры являются поистине центрами притяжения для людей всех возрастов.
Троицк - Родина знаменитого адвоката Ф.Н. Плевако, выдающихся ученых, художников, писателей, поэтов. В городе жил основоположник метеоритики Л.А. Кулик, художники Ч. Ахмаров, П. Соколов-Скаля, башкирский поэт и писатель М. Гафури, Г. Тукай, поэт Б. Ручьев и другие.
В 2008 году Троицку исполнится 265 года. В настоящее время свое предназначение город выполняет в новых исторических и экономических условиях. 
Открыт таможенный переход, являющийся крупнейшим по товарообороту на Урале. Развернуты пограничный отряд, отдельный контрольно-пропускной пункт. Троицк вновь приобрел статус пограничного города.
Промышленность Троицка представляет собой много отраслевую структуру: энергетика (ОАО «Троицкая ГРЭС»); машиностроение (ОАО «Троицкий электромеханический завод», ОАО «Троицкий станкостроительный завод»); пищевая и перерабатывающая промышленность (ОАО «Троицкий молочный завод», ЗАО «Троицкий консервный комбинат», ЗАО «Троицкая кондитерская фабрика», ЗАО «Троицкий завод пивобезалкогольных и алкогольных напитков», легкая промышленность (ЗАО «Швейная фабрика «Троицкая», ОАО «Троицкий кожевенно-галантерейный комбинат», ООО «Фабрика валяной обуви Смычка»); строй индустрия (ОАО «Троицкстройконструкция» - завод по производству кирпича, железобетона, щебня).
Благодаря своему географическому положению Троицк является важным транспортным узлом. На территории города размещено 13 железнодорожных предприятий, в том числе такие крупные, как: рефрижераторное, локомотивное, вагонное депо и другие.
В городе активно работают предприятия малого бизнеса и предприниматели без образования юридического лица. Малый бизнес приобретает все больший вес в экономике города. В последние годы наметилась тенденция увеличения количества субъектов малого предпринимательства, работающих в сфере производства, таких, как мясопереработка, производство хлебобулочных изделий, изготовление мебели, пошив спецодежды, изготовление кожевенно-галантерейных изделий, оказание ремонтных и строительных услуг, услуг связи (местное коммерческое радио, сотовая пейджинговая связь), сервисные услуги по обслуживанию и ремонту компьютеров и другие Около 30 процентов населения города - молодежь.
В городе находятся Уральская государственная академия ветеринарной медицины, филиалы Челябинского государственного университета и современ ная гуманитарная академия, авиационный технический колледж и педагогический, энергостроительный техникум, медицинское училище, краеведческий музей с выставочным залом, дома культуры, библиотеки, школа искусств, парк культуры и отдыха.
 
 

 


 

Неплюев Иван Иванович (1693–1775)

Ученик великого преобразователя России Петра I, талантливейший государственный деятель, И. И. Неплюев был верным последователем своего учителя. Историк Витевский, всю жизнь занимавшийся изучением деятельности Неплюева, писал: «Неплюев — это пример того, насколько сильно и благотворно было влияние могучей силы Петра, когда она падала на плодотворную почву».

И. И. Неплюев не только основал Оренбург и стал первым оренбургским губернатором, но и «устроил» весь обширный и беспокойный край, дал ему направление развития. Преемники Неплюева на губернаторском посту сверяли свою деятельность с его великими замыслами.

Неплюеву посвящены множество статей, монографий, книг. Опубликованы и собственные его воспоминания: «Жизнь Ивана Ивановича, им самим написанная»…

Иван Иванович Неплюев родился 5 ноября 1693 года в семье обедневшего новгородского помещика Ивана Никитича Неплюева. Мать Неплюева, Марфа Петровна — урожденная княгиня Мышецкая. В возрасте шестнадцати лет Неплюев лишился отца, а в восемнадцать, по воле матери, женился на Федосье Федоровне Татищевой. Поселились молодые в новгородском имении Неплюевых селе Поддубье. Через два года, когда у Ивана Неплюева был уже сын (Адриан), он удалился на богомолье в монастырь — «по обещанию», и отсутствовал год и четыре месяца.

В 1714 году, в силу указа о недорослях, Иван Неплюев в числе других дворян был определен в Новгородскую математическую школу. Князь Александр Данилович Меньшиков, устроивший смотр новгородским «недорослям», отметил его незаурядные способности и, вероятно, способствовал тому, что Неплюева, как одного из лучших учеников, вскоре перевели в Нарвскую навигационную школу, а затем и в Петербургскую Морскую академию. Здесь Неплюев имел возможность часто видеть Петра I, ревниво следившего за успехами своих питомцев.

В 1716 году Неплюев был определен в Ревельский флот гардемарином, и спустя какое-то время с несколькими новыми товарищами отправлен, по желанию Петра I, в Венецию для обучения «искусству мореплавания». Здесь в 1717–1718 годах он принял участие в войне с Турцией на стороне Венеции и за успехи получил от венецианского генерала Пасквалино аттестат, засвидетельствовавший его мастерство в управлении галерой на море. По окончании войны гардемарины продолжили образование в Кадиксе, в Морской академии. И, завершив его, в 1720 году вернулись с разрешения Петра I на Родину. В Петербурге гардемарины сдавали экзамены в Адмиралтейской коллегии самому Петру I. Толковые ответы по морскому делу, знание языков высокого голубоглазого блондина, его спокойствие и приятное доброе лицо покорили и даже растрогали Петра. Из многих сдававших экзамены, Петр выделил Неплюева и тут же произвел его в поручики морского галерного флота, напутствовав при этом такими словами: «Видишь, братец: я и царь, да у меня на руках мозоли, а всё оттого: показать вам пример и хотя под старость видеть достойных помощников и слуг Отечеству».
В Константинополе Неплюев держал себя с великой осторожностью, так как английский и французский послы были готовы на всё, лишь бы поссорить Россию и Турцию. Это им, однако, не удалось. Не удалась и попытка отравить русского резидента. Неплюев заключил с Турцией мирный договор, по которому Россия приобретала во владение все земли, лежащие на западном берегу Каспийского моря. В награду за это Петр I пожаловал ему четыреста душ в Устюжно-Железопольском уезде, произвёл в капитаны первого ранга и велел выдать его жене и детям полное жалованье по этому чину — сверх того, что получал Неплюев в Константинополе, а его старшему сыну Адриану положил 300 рублей в год на образование.

В 1725 году в Константинополь пришла весть о кончине Петра I. Вот что Неплюев пишет об этом в своих мемуарах: «1725 года, в феврале месяце, получил я печальное известие, что Отец Отечества, Петр, император 1-й, отъиде от сего света. Я омочил ту бумагу слезами как по должности о моём государе, так и по многим его ко мне милостям, и ей-ей не лгу, был более суток в беспамятстве, да иначе бы мне и грешно было: сей монарх Отечество наше привел в сравнение с прочими, научил узнавать, что и мы люди, одним словом, на что в России ни взгляни, всё его началом имеет, и, что бы впредь ни делалось, от сего источника черпать будут; а мне, собственно, сверх вышеописанного, был государь и отец милосердный».

В 1727 году, с позволения Екатерины I, Неплюев перевез в Константинополь жену и дочь (Адриан был с ним, двое других детей умерли). В годы царствования Петра II (1727–1730) ему было пожаловано еще одно имение. В 1730 году, при восшествии на престол Анны Иоанновны, Неплюев получил чин шаубенахта, то есть контр-адмирала флота.

В 1732 году, сильно заболев (по-видимому, лихорадкой), Неплюев отправил в Россию жену, старшую дочь и двух младших детей, родившихся в Константинополе, а в 1735 году и сам вернулся в Россию. Здесь он был произведен в тайные советники и назначен присутствовать в Коллегии иностранных дел.

Вскоре после отъезда Неплюева из Константинополя, где он прослужил четырнадцать лет, между Россией и Турцией возникла война, для России неудачная.

Восемнадцатого сентября 1739 года мир был подписан, Россия возвращала Турции все прежде завоёванные крепости (за исключением Азова, обязываясь срыть в нём все укрепления). Размежеванием земель по Днепру и Бугу поручили заняться Неплюеву, назначенному незадолго до этого киевским губернатором. Здесь, в Киеве, Неплюев похоронил свою жену, скончавшуюся 4 декабря 1740 года…

Вскоре после восшествия на престол Елизаветы Петровны (27 ноября 1741 года) Неплюев был арестован и лишен всех малороссийских поместий, чина, места (к этому времени он являлся главноначальствующим над всей Малороссией) и ордена Александра Невского. Однако проведённое расследование показало, что ни в какие замыслы против императрицы Неплюев не входил, а потому чин и орден ему были возвращены; жалованные же малороссийские деревни уже разошлись по другим людям. Не вернулся Иван Иванович и к прежней службе, а отправился, согласно указу Елизаветы Петровны, в Оренбургскую комиссию командиром.

В самарскую штаб-квартиру Комиссии Неплюев прибыл в конце апреля 1742 года и, приняв от генерала Соймонова войска и дела по управлению краем, выехал в Уфу. Там он получил подробные сведения о состоянии Уфимской провинции, о населяющих её народах: башкирах, черемисах, чувашах, мещеряках, тептярях и вотяках и, направился в самую глубь провинции, к верховьям Яика, определив по его течению места для нескольких крепостей.

В 1743 году, во вторую поездку в Уфимскую провинцию, Неплюев заложил восемь крепостей и 18 редутов и устроил в них гарнизоны для защиты от кочевников. Искал он и удобные пути между крепостями, а среди них тот, который со временем мог бы стать главным. В этой поездке Ивана Ивановича сопровождала жена (2), по дороге она простудилась и умерла; похоронена была в Орской крепости, в ограде Преображенской церкви. В том же 1743 году Оренбург опять поменял свое местоположение, на сей раз — окончательно. Прибыв в урочище Красная гора и осмотрев место, предназначенное для строительства «обширной крепости», Неплюев нашел его неприемлемым по причине всяческих неудобств (в том числе вредных для здоровья климатических условий) и предложил строить город в 70 верстах отсюда, рядом с Бердской слободой.

План, представленный императрице Елизавете Петровне, был ею принят, и 19 (30) апреля 1743 года Оренбург с «надлежащим молебствием с пушечной пальбою» заложили на высоком берегу Яика близ устья реки Сакмары.

Строительство города-крепости Неплюев вел самоотверженно: до ноября жил в землянке, и в выстроенный для него дом перешёл только тогда, когда для жителей были готовы дома, а для гарнизона — казармы.

Неплюев дал быстрое развитие Оренбургу. Прежде всего он вызвал сюда купцов из Уфы, Самары и других городов на самых выгодных для них условиях и обеспечил новопоселенцев выстроенным на казенный счетжильем. Своему основателю обязан город и первыми городскими церквами: Преображенской и Введенской, называвшимися летним и зимним соборами, и пригородной Георгиевской. В 1744 году было дозволено строить в Оренбурге и татарские мечети. На строительство прибывали тысячи людей, в том числе башкиры и тептяри (с платой по две копейки в день), и к 1747 году в Оренбурге уже насчитывалось 840 дворов, четыре церкви, имелись казённые номера, аптеки, пороховой погреб, магазины, гостиный и меновой дворы с 44 и 131 лавками соответственно. В целом же по краю было положено начало правильной разработке илецкой соли, открыты мел, известь, глина, различные руды, улучшено рыболовство по Яику, устроены два стекольных, пятнадцать медеплавильных и тринадцать железоделательных заводов, к 1752 году между Оренбургом, Челябинской и Троицкой крепостями учрежден был почтовый тракт протяжённостью около 700 верст. В эти же годы берет начало и всемирно известный промысел: вязание шалей и других изделий из пуха местной козы.

В 1744 году Неплюев представил в Сенат проект об образовании губернии. И в том же году, 15 марта, Сенат издал указ об учреждении Оренбургской губернии. Указ гласил: «…В упомянутом городе Оренбурге быть губернии, именоваться Оренбургскою губернею, в ней быть губернатором тайному советнику Неплюеву».

Территория губернии простиралась от Волги до Сибири и от Камы до Каспийского моря, доходила (зачастую вбирая часть их земель) до нынешних Курганской, Омской, Свердловской, Самарской, Пермской, Тюменской, Ульяновской областей, включала в себя 30 тысяч квадратных километров современного Узбекистана, где жили каракалпаки, и превышала площадь теперешней Оренбургской области в 12,3 раза.

Стремясь поскорее дать защиту русским поселениям от нападений, Неплюев приступил к строительству крепостей, редутов и форпостов с такой энергией, что уже через несколько лет Оренбургский край был прикрыт от набегов воинственных кочевников целой цепью крепостей: к югу шла нижнеяицкая линия с девятью крепостями и 18 форпостами, к западу по реке Самаре самарская с девятью крепостями и тремя редутами, к востоку — двойной ряд военных поселений: по Яику десять крепостей и 16 редутов, а по Сакмаре — десять крепостей и два редута. Всего же при Неплюеве в Оренбургском крае было возведено 114 укреплений разного рода. Без них, по словам того же Витевского, о торговле и промышленности, в настоящем смысле, нечего было и говорить. Каждый торговый караван пришлось бы охранять целым войском не только от киргизов и калмыков, но и от разбойничьих шаек каракалпаков, кашгарцев, хивинцев и других среднеазиатских народов. Строительство новых укрепленных линий, способствовало оседлости населения, предотвращению набегов кочевников. Край, благодаря усилиям Неплюева, из зоны этнических столкновений стал прекращаться в территорию процветающего предпринимательства, строительства и торговли.

С увеличением числа укреплений пришлось думать и об увеличении военной силы, а потому Неплюев обратил особенное внимание на оренбургских и яицких казаков. Желая на месте лично ознакомиться с положением казачества, Неплюев отправился в Яицкий городок и взял с собой П. И. Рычкова (впоследствии первого члена-корреспондента Российской Академии наук). С его помощью Неплюев собрал исторические сведения о Яицком войске, и составил подробный проект об изменении его управления. В 1753 году, будучи в Петербурге, Неплюев представил проект Военной коллегии, но на сей раз утверждения его не добился. И всё же благодаря именно Неплюеву, Яицкое войско осталось на своей родной земле и получило в «вечное владение» воды, изобилующие рыбой.

Неплюев разработал и штаты Оренбургскому нерегулярному корпусу (Оренбургскому казачьему войску), и даже собственноручно подготовил эскиз его знамени.

Особое внимание уделялось налаживанию торговли, ее путей, их безопасности. При Неплюеве торговля в крае получила бурное развитие. Благодаря его призывам в Оренбург, двинулись сотни и тысячи русских и среднеазиатских купцов. Вскоре Оренбург сделался главным пунктом меновой торговли между русскими и азиатскими купцами, и для удобства её были выстроены гостиный и меновой дворы: гостиный двор располагался в городе и предназначался для зимней торговли, а меновой за Яиком — для летней. Сюда в один день съезжалось несколько сот и даже тысяч купцов. Было принято решение о переселении двухсот семейств купцов-татар для ведения здесь торговли. Особенно надо подчеркнуть, что за счет пошлин в торговле покрывались все расходы по управлению края, и в то же время пошлины здесь были значительно ниже, чем по всей России (по стране 5 коп. с рубля, в Оренбургской губернии 3 коп.). Торговый оборот в Оренбурге в 1751 году достиг 2,8 млн. руб., в то время это была гигантская сумма. Особенно бойкая торговля проходила не только в Оренбурге, но также в Троицке и в Орске.

В конце 1751 года Неплюев сообщал в Петербург, что из Оренбурга с начала года «вступило в Россию золота 13 пудов 1 фунт 15 золотников, серебра — 1186 пудов 22 фунта, пошлин взято 82949 рублей». По свидетельству П. И. Рычкова, с 1748 по 1755 год через Оренбург в Россию ввезено до 55 пудов золота и 4600 пудов серебра, а это при недостатке в то время в государстве драгоценных металлов, имело важное значение. Скоро Оренбург обзавёлся даже собственной плавильней, где «сплавку» золота и серебра, согласно указу Сената, производили так, как в «Москве на монетном дворе чинится… дабы оное серебро и золото без вторичной сплавки прямо в передел было годно».

Иван Иванович много делал для обеспечения спокойствия в крае, по налаживанию добрых отношений между народами населявшими край. Общаясь с Абул-Хаиром, а затем и его сыном добился улучшения отношений со всем Казахстаном. Будучи главой края осуществлял твердую колониальную политику, хотя стремился действовать мирными средствами. 

Он стремился наладить с ними экономические отношения, отстаивал их земледельческие и личные права. О его известной благожелательности по отношению к мусульманскому населению края свидетельствует открытие в Оренбурге татарской школы. 

При Неплюеве распахивалась целина, прокладывались дороги, наводились мосты через реки. Именно тогда был проложен и почтовый тракт, связавший Оренбург и Троицк с Москвой и другими городами центральной части России. 

Хотя в налаживании непосредственной торговли с Индией осуществлялись всего лишь начальные робкие шаги (первое путешествие в Индию каргалинских татар Якупа Агоферова и Надыра Сафарова), Неплюев составил проект о торговле России с Индией, но этому проекту, к великому его огорчению, не дали хода. Однако Иван Иванович Неплюев сумел организовать торговлю с Хивой, Бухарой, Ташкентом, со многими среднеазиатскими странами и городами на их территории. Сюда привозили не только товары, но и золото в монетах, и слитках. С 1752 года Иван Иванович добился того, что торг в Оренбурге был объявлен ярмаркой. Особенно успешно шла и меновая торговля под Оренбургом скотом, которая охватила не только десятки, но и сотни тысяч голов разного скота. 

В 1754 году, когда в Оренбурге кипела творческая, созидательная работа, преобразующая край к лучшему во всех отношениях, среди башкир был подготовлен хорошо организованный заговор, у истоков которого стоял мещеряцкий мулла Абдулла Мязгильдин, религиозный фанатик, известный в народе под прозванием Батырши Алеева. Батырше удалось склонить на свою сторону не только башкир, но и казанских татар, и киргизов. Восстание полыхнуло по всему краю почти в один и тот же час. Несмотря на сильное недомогание, Неплюев принял на себя руководство по прекращению мятежа. Он распорядился, чтобы во всех крепостях и редутах были приняты надлежащие меры предосторожности, и потребовал присылки войск, указав при этом места, где должны были собраться вызванные полки, и дав подробные наставления, как им действовать. Одновременно с этим, Неплюев отправил киргизскому хану Нурали грамоту, в которой просил удерживать свой народ от участия в бунте, а киргизским старшинам — подарки в сопровождении толмачей из мусульман с тем же пожеланием. Но, самое главное, по всему краю были разосланы указы, обещающие прощение бунтовщикам, если те явятся с повинной. В результате восстание было прекращено, а Батырша пойман и отвезён в Петербург. По сведениям отставного генерала Оренбургского Казачьего войска Ивана Васильевича Чернова, по приказанию Неплюева, была выстроена на льду реки Сакмары изба, в которую по одному вызывались участвовавшие в восстании башкиры. Входивших солдаты опускали в прорубь под лёд. Такими были методы, перед которыми не останавливался Неплюев в борьбе с «не покорными». Тем не менее нельзя не заметить, что Иван Иванович издал приказ об аресте Уфимского администратора П. Н. Аксакова за лихоимство и притеснения в отношении башкир. 

Благодаря широко налаженной торговле, пошлинам на нее и деятельности таможни исчезла необходимость получать средства от центра на содержание Оренбургской администрации. Более того, пошлины от торговли почти в два раза превысили дотации правительства. Иван Иванович осуществил грандиозную программу развития промышленности Оренбургского края. 

Чувствуя, что здоровье не позволяет больше оставаться на трудном и ответственном посту оренбургского губернатора, Неплюев подал прошение об отставке, которое и было принято в 1758 году. До 1760 года Иван Иванович жил в Петербурге как частное лицо, а затем снова поступил на службу в звании сенатора и конференц-министра, но в должности пребывал, «немым» по собственному его выражению, «ибо никто уже и мнения моего не требовал».

Двадцать восьмого июня 1762 года, при отъезде заговорщиков и будущей императрицы Екатерины II в Петергоф для принятия от Петра III отречения от престола, Неплюеву был поручен цесаревич Павел Петрович, а также и весь Петербург со всеми находившимися там войсками. Во время коронации Екатерины II в Москве, Петербург был снова оставлен для Неплюева. Позже государыня наградила Неплюева орденом Св. Андрея Первозванного и положила ему сверх жалованья по 500 рублей в месяц. Награды «действительному тайному советнику (с 1751 года. — Авт.), сенатору и кавалеру Ивану Ивановичу Неплюеву были пожалованы за долгую службу, а особенно за учинённое им в бытность его в Оренбурге знатное приращение государственных доходов». 

Между тем, здоровье Неплюева всё более ослабевало, и в середине 1764 года он, уже совершенно ослепший, явился к Екатерине II с просьбой об увольнении от службы. Императрица усадила его подле себя и, предугадывая его намерение, сказала: «Я разумею тебя, Иван Иванович! Ты конечно хочешь проситься в отставку, но — воля твоя — я прежде тебя не отставлю, пока ты не отрекомендуешь мне на свое место человека с такими же достоинствами, с какими ты». Неплюев, растроганный до слёз, отвечал: «Нет, Государыня, мы ученики Петра Великого; проведены им сквозь огонь и воду; инако воспитывались, инако думали и инако вели себя; а ныне инако воспитываются, инако ведут себя, инако мыслят. Итак, я не могу ни за кого, ниже за сына моего ручаться».

При выходе в отставку, Неплюев получил в награду «за верную, честную, многополезную и продолжительную службу» несколько деревень в Малороссии и двадцать тысяч рублей. После этого Неплюев ещё некоторое время жил в Петербурге, навещаемый императрицей, которая иногда совершенно запросто у него обедала.

В 1765 году он побывал в своем родовом имении Поддубье, а затем поехал в Малороссию, но по дороге сильно занемог и выписал к себе сына Николая Ивановича, служившего в Петербурге. Состояние Неплюева было настолько слабо, что сын счёл необходимым забрать отца в Петербург. Однако Неплюеву скоро наскучила бездеятельная жизнь в столице, и он отправился в Поддубье строить храм.

В октябре 1773 года Неплюев почувствовал полный упадок сил, стал готовиться к смерти и в течение трёх дней диктовал князю Андрею Ивановичу Мышецкому и Василию Васильевичу Татищеву письмо к своему сыну Николаю Ивановичу. В числе последних наставлений особенно замечательно следующее: «Люби своё отечество и в защищение того пользы не щади не только благосостояния, но и жизнь. Подчинённым твоим и паче крестьянам будь больше отец, нежели господин, имея присно в памяти слово Божие: «милости хощу, а не жертвы», и что они такие же люди, как и ты, кроме чинов и власти, данной тебе гражданскими законами».

Скончался Неплюев 11 ноября 1773 года на восемьдесят первом году жизни и похоронен в Поддубье, в им же построенном храме.

Автор «Деяний Петра Великого» И. И. Голиков, бывший у Неплюева домашним чтецом и знавший его в течение двадцати лет, писал: «Сей достопочтенный муж имел разум твердый и тонкий, деятельность неусыпную, правосудие строгое и никакими пристрастиями и интересами непоколебимое…, был враг вольнодумства, суеверия, ласкательства и потаковщиков; всякие несчастья и прискорбности сносил с благодарением Богу, веруя несумненно Провидению Его, управляющему жребием смертных».

Иван Иванович Неплюев имел детей: Адриана (1712–1750) — служил послом в Саксонии и Турции, Марию (1714–1769) — была замужем за вице-адмиралом В. Я. Римским-Корсаковым, Ивана (1716–1723), Анну (1730–1790) — была замужем за действительным тайным советником президентом Камер-коллегии М. К. Луниным, Николая (1731–1784) — сенатора, первой женой которого была княжна Т. Ф. Мещерская (1730–1755), умерла в Оренбурге), а второй Агриппина, дочь двоюродного брата Петра I обер-гофмаршала А. Л. Нарышкина.

Внуки Неплюева Иван и Дмитрий (Николаевичи) стали генерал-адъютантами и сенаторами.

 

 

Источник:   mycitytroick.ru

 

Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz